?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись



Жительница Лондона Алана Спаркс предоставила очень интересное интервью, позволяющее нам взгглянуть на новых звезд Лондона. В этом месяце она пообщалась на тему искусства с Джеком Беллом – владельцем одноименной галереи, которая уже произвела фурор среди коллекционеров современного искусства по всему миру.

Джек Белл – австралиец в Лондоне, который по своей работе ездил в Бенин, затем в Мозамбик, в Кот-д'Ивуар, затем в Нью-Йорк, Париж и снова в Лондон. Такое путешествие могло бы вызвать целый ряд тропических болезней у большинства защитников природы, но, к счастью, единственным последствием этих путешествий для Белла стал его опыт, который он привез обратно на сцену современного искусства Лондона.

Галерея Джека Белла привлекла внимание лондонских любителей искусства к совершенно новому жанру. Современное африканское искусство до недавнего времени было лишь небольшой нишей на рынке, и во всем мире этому виду живописи уделяли внимание лишь две галереи: Джека Шаймана в Нью-Йорке и Андре Манина в Париже. И обе они стали огромным источником вдохновения для Белла. Увидев в этом возможность принести ранее неизведанный вид искусства в Лондон, Белл оставил свою работу в галерее в 2010 году и организовал собственную – Галерею Джека Белла – в юго-восточной части Лондона, в том же году. Тогда ему было всего 27 лет.

За три коротких года он прошел путь от крошечной галерее в забытом Богом и туристами Воксхолле до главного места в квартале Мейфэр. Работы его художников покупали такие коллекционеры, как Чарльз Саатчи, их выставляли в музеях от Йоханнесбурга до Питтсбурга, и они уходили с молотка за безумные цены, ранее предназначавшиеся для современных художников из Центрального колледжа искусства и дизайна имени Святого Мартина, а не с потрепанных воной улиц Абиджана.

Мы пообщались с Беллом после его возвращения из Западной Африки, где он познакомился с тремя выдающимися художниками: мастером крупного холста Абудия Абдулайа Диаррассо из Кот-д'Ивуара, портретистом Леонсом Рафаэлем Агбодьелу из Бенина и живописцем Борисом Нзебо из Камеруна.


Джек Белл с Абудией Абдулайа Диаррассо из Кот-д'Ивуара

Что вам больше всего нравится на лондонской сцене искусства в данный момент?

Лондон становится мировой сценой искусства, наполняющейся возможностями – даже больше, чем Нью-Йорк. Из-за финансовой ситуации дела шли неважно, а в таком типе климата и атмосферы люди начинают, порой, предпринимать довольно интересные риски. К примеру, в Вест-Энде – более-менее установившейся традиционной части города – постоянно появляются молодые галереи. И молодые специалисты впервые получают доступ к огромным помещениям, из которых можно работать. Поэтому в городе чувствуется присутствие интересной и вдохновляющей энергетики.

Почему в Лондоне появился аппетит к искусству из стран, южнее Сахары?

Больше всего на этот вид искусства отвечает аудитория из людей, интересующихся современным искусством, а не южноафриканскими странами. Эти работы действительно свежие и политически настроенные, они имеют множество социальных «подводных камней» - некоторые художники родом из стран, где не прекращается гражданская война или политическое беспокойство. Это искусство очень богатое, качественное и невероятно ценное по сравнению с тем, к чему мы уже привыкли.

Как вы вообще оказались в этой конкретной нише искусства?

В основном, из-за личного интереса. Я следил за галереями в других частях света – например, за галерей Джека Шаймана в Нью-Йорке, или Андре Манина в Париже – которые посвящены современному африканскому искусству. Я понял, что хотя эти работы были связаны с историей и традициями той части света, их можно выставить в любом месте для всех. Это не тот случай, когда афро-американцы приходят в британский музей, это нечто новое, динамичное и интересное.
Лондон еще не втянулся в это – пока что очень мало людей заинтересовались этим. Если ты устраиваешь выставки искусства, как Фризе или Базель, никто на самом деле не сосредотачивается на этом. Думаю, я увидел в этом возможность, а потому оставил свое предыдущее место работы, арендовал место и начал уделять внимание только искусству из этой части мира.


Абудия Абдулайа Диаррассо за работой

Кто ваши клиенты?

Они разные – от таких «монстров» в области коллекционирования искусства, как Чарльз Саатчи и Фрэнк Коэн, до молодых коллекционеров в области фильмов, моды и музыки – молодых профессионалов, которые впервые могут позволить себе приобрести произведение современного искусства. Стартовая цена на работы молодых художников обычно довольно высока, но мы предлагаем более доступные цены.

Как вы находите этих художников? Можете рассказать о них немного?

Я всегда в отъездах. Я всегда думал, что очень важно проводить как можно больше времени в месте, где производится искусство, так что обычно я здесь три-четыре раза в год. Было бы неправильным обобщать, но в тех местах, куда я езжу, обычно очень мало художественных школ, а это заметно усложняет процесс поиска нужных мне людей. Нельзя просто прогуглить ближайшую художественную школу – ее просто не существует. Образование здесь больше похоже на семейную систему – навыки и таланты передаются из поколения в поколение, и только поговорив с людьми, вы понимаете, кого стоит искать. Очень важно самому быть в этом месте, потому что вы находитесь очень близко к тому, что происходит вокруг. Вы получаете шанс увидеть качество, понять творческий процесс, увидеть мир, в котором живут эти художники, понять контекст.

С какими трудностями вы столкнулись при работе с художниками из южноафриканских стран?

Переправить оружие из Мозамбика было не так-то легко. Мы работали с дизайнером по имени Гонсало Мабунда, который делает стулья и скульптуры из старых видов оружия, найденных после окончания гражданской войны в Мозамбике. Провезти их через таможню было сущим кошмаром. А еще гробы… В Гане есть скульптор по имени Паа Джо, который создает изысканные гробы, отражающие жизнь человека, которого в этом гробу похоронят – это может быть огромная рыба для рыбака или небольшой Mercedes для любителя автомобилей. Привезти их в Лондон было очень сложно, потому что мне пришлось выезжать на место и покупать их заранее. Это был кошмар, длившийся 6 месяцев, однако сейчас они все оказались в музеях, так что я очень рад.

Чем вы больше всего гордитесь?

Абудия – художник, которого я нашел во время гражданской войны в Кот-д'Ивуаре в 2011 году. Тогда он жил и работал в подвале, а когда я посетил его недавно в Абиджане, он уже построил себе трехэтажный дом на побережье. Это очень приятно.

best-london-london-art-galleries-jack-bell-gallery-interview-with-founder-boris-nzebo-exhibition
Галерея Джека Белла, выставка работ Бориса Нзебо из Камеруна

Где вы видите Галерею Джека Белла через 3-5 лет?

Я хочу развивать своих художников, работать с более широким кругом художников со всего континента, а также работать с их публикациями. Я также хочу задуматься о Премии Джека Белла. Мы только что запустили этот проект – хотим поддерживать молодых художников африканского континента каждый год. Мы выбираем школы по всей Африке и выдаем стипендию на обучение в таких местах, как Бенин и Конго. Мы также организуем групповые выставки, чтобы люди узнали об этих художниках, к которым у них обычно нет доступа.

Что нужно, чтобы стать успешным владельцем галереи?
Нужно столкнуться с неприятностями пару раз – на мою долю это уже выпадало!

Фотографии: Галерея Джека Белла
Автор: Алана Спаркс

Читайте нас на:

О Журнале | Архив
DOLCEGABBANA






Метки

Powered by LiveJournal.com